Чехов рассказ у знакомых

У знакомых (Чехов) — Викитека

чехов рассказ у знакомых

Аннотация. Антон Павлович Чехов. У ЗНАКОМЫХ. (РАССКАЗ). Утром пришло письмо: "Милый Миша, Вы нас забыли совсем, приезжайте поскорее , мы. На подводе, У знакомых: рассказ Источник: ФЭБ со ссылкой на книгу А. П. Чехов Сочинения в 18 томах // Полное собрание. В статье рассматривается рассказ А.П. Чехова с точки зрения взаимосвязи нарратива и времени. Ключевая особенность нарратива рассказа.

Словно на микробов в микроскоп. Он не выдерживает и сбегает, сгоряча наговорив всякой правды, а потом сконфузившись. Да, взгляд в микроскоп научный, точный, беспристрастный. Рассказ и будучи первой свежести, успеха не имел. А наш современник — ну, прочитает еще один текст о том, как жили люди в России лет назад — и не узнает ничего принципиально нового. А вот писателю зачем тратить время на скучных героев и описывать, как же им скучно — этого в толк не возьму.

Тоже сестры, тоже имение, которое уходит с молотка. Та же атмосфера абсурда и безысходности. И еще — попробуйте взглянуть на эти фрагменты из сегодняшнего дня. На Подгорина возлагали большие надежды на помощь. Варя стала упрекать Подгорина, что его нравственной обязанностью является помочь Татьяне и Сергею Сергеичу на что Подгорин обещал подумать, как бы им помочь.

Он подумал также, что помочь бы надо не Сергею Сергеичу, а самой Варе. Вечером в саду у Подгорина произошел разговор с Надеждой, которая рассказала ему о своих планах уехать работать в Москву. Подгорину пришла мысль, не жениться ли на. Перед сном Подгорин решил прогуляться с Сергеем Сергеичем. Ему он дал в долг сто рублей. Потом Подгорин увидел Надежду, которая молча уходила из дома.

Подгорин также засобирался в Москву, с ним стал прощаться Сергей Сергеич. Душа у него совсем детская. Если дать ему миллион, то через месяц же у него ничего не останется, всё раздаст. И обе они, Татьяна и Варя, не могли удержаться от маленькой жестокости, чтобы не попрекнуть Подгорина: Но что делать, друзья.

Надо без ропота подчиняться высшей воле, надо помнить, что на этом свете ничто не случайно, всё имеет свои отдаленные цели. Вы, Миша, еще мало жили и мало страдали, и вы будете смеяться надо мной; смейтесь, но я все-таки скажу: Давеча это у меня нечаянно вышло.

Несмотря на корсет и высокие рукава, было заметно, что она нуждалась и у себя на фабрике за Тулой жила впроголодь. И было очень заметно, что она заработалась; тяжелый, однообразный труд и это ее постоянное вмешательство в чужие дела, заботы о других переутомили и состарили ее, и Подгорин, глядя теперь на ее печальное, уже поблекшее лицо, думал, что в сущности следовало бы помочь не Кузьминкам и не Сергею Сергеичу, за которых она так хлопочет, а ей самой.

Высшее образование и то, что она стала врачом, казалось, не коснулись в ней женщины. Она так же, как Татьяна, любила свадьбы, роды, крестины, длинные разговоры о детях, любила страшные романы с благоприятной развязкой, в газетах читала только про пожары, наводнения и торжественные церемонии; ей очень хотелось, чтобы Подгорин сделал предложение Надежде, и если бы это случилось, то она расплакалась бы от умиления.

чехов рассказ у знакомых

Они пошли в сад: Ему было неизвестно, любит ли она его, но он знал, что она привыкла и привязалась к нему уже давно и всё еще видит в нем своего учителя и что теперь у нее на душе происходит то же, что когда-то происходило у ее сестры Татьяны, то есть она думает только о любви, о том, как бы поскорее выйти замуж, иметь мужа, детей и свой угол. Чувство дружбы, которое бывает так сильно в детях, она сохранила до сих пор, и очень возможно, что она только уважала Подгорина и любила как друга, влюблена же была не в него, а в эти свои мечты о муже и детях.

Вы точно человек?

Луна восходит теперь поздно. Они ходили всё по одной аллее, около дома. Подгорину не хотелось идти в глубь сада: На террасе двигались какие-то тени, и ему казалось, что это Татьяна и Варя наблюдают за. Я не поеду с сестрой, мы расстанемся, потому что я не хочу быть бременем для ее семьи.

Я поступлю в Москве куда-нибудь, буду зарабатывать, помогать сестре и ее мужу. Он видел близко ее бледное лицо и темные брови и вспоминал, какая это была умная, сметливая ученица, с какими хорошими задатками, и как приятно было давать ей уроки.

И теперь, вероятно, это была не просто барышня, которая хочет жениха, а умная, благородная девушка, доброты необыкновенной, с кроткой, мягкой душой, из которой, как из воска, можно слепить всё что угодно, и, попади она в подходящую среду, из нее вышла бы превосходная женщина. В гостиной за роялью сидела Татьяна, и ее игра живо напоминала прошлое, когда в этой самой гостиной играли, пели и танцевали до глубокой ночи, при открытых окнах, и птицы в саду и на реке тоже пели.

Подгорин развеселился, стал шалить, протанцевал и с Надеждой, и с Варей, потом пел. Глядя на него, все ожили, повеселели, точно помолодели; у всех лица засияли надеждой: Ведь это так просто сделать: Надя, розовая, счастливая, с глазами, полными слез, в ожидании чего-то необыкновенного, кружилась в танце, и белое платье ее надувалось, и видны были ее маленькие красивые ноги в чулках телесного цвета… Варя, очень довольная, взяла Подгорина под руку и сказала ему вполголоса, с значительным выражением: Берите его, пока оно само дается вам в руки, а потом и сами побежите за ним, да уж будет поздно, не догоните.

Подгорину хотелось обещать, обнадеживать, и уже он сам верил, что Кузьминки спасены и что это так просто сделать.

И потом сидел в углу, молча, поджимая ноги, обутые в чужие туфли. Глядя на него, и остальные поняли, что сделать уже ничего нельзя, и притихли. И все заметили, что уже поздно, пора спать, и Татьяна погасила в гостиной большую лампу. Подгорину была приготовлена постель в том самом флигеле, где он жил когда-то. Сергей Сергеич пошел проводить его, держа высоко над головой свечу, хотя уже восходила луна и было светло. Они шли по аллее между кустами сирени, и у обоих под ногами шуршал гравий.

И Подгорину казалось, что эту фразу он слышал уже тысячу. Как она ему надоела! Когда пришли во флигель, Сергей Сергеич достал из своего просторного пиджака бутылку и две рюмки и поставил их на стол. Там в доме Варя, пить при ней нельзя, сейчас начнет об алкоголизме, а здесь нам вольготно. Коньяк в самом деле оказался хорошим.

А в глазах было всё то же выражение, что ему что-то нужно от Подгорина и что он о чем-то сейчас попросит. Нашему брату-чудаку конец пришел, крышка. Идеализм теперь не в моде.

Теперь царит рубль, и если хочешь, чтобы не спихнули с дороги, то распластайся перед рублем и благоговей. Но я не могу. Но я вовсе не рассчитываю, дорогой мой, спасать Кузьминки. Недоимка скопилась громадная, и имение не приносит никакого дохода, только убытки каждый год. Не стоит того… Тане, конечно, жаль, это ее родовое, а я, признаться, даже рад отчасти.

Я совсем не деревенский житель. Он говорил еще, но всё не то, что хотел, и зорко следил за Подгориным, как бы выжидая удобного момента. И вдруг Подгорин увидел близко его глаза, почувствовал на лице его дыхание… — Дорогой мой, спасите меня! Подгорин хотел сказать, что он сам стеснен в деньгах, и подумал, что лучше эти двести рублей отдать какому-нибудь бедняку или просто даже проиграть в карты, но страшно сконфузился и, чувствуя себя в этой маленькой комнатке с одной свечой, как в ловушке, желая отделаться поскорее от этого дыхания, от мягких рук, которые держали его за талию и, казалось, уже прилипли, стал быстро искать в карманах свою записную книжку, где были деньги.

Больше при мне ничего. Только, пожалуйста, потом возвратите мне эти деньги.

У знакомых (рассказ)

Вы такой же идеалист, как я индюк. Вы просто легкомысленный, праздный человек, и больше. Сергей Сергеич глубоко вздохнул и сел на диван.

чехов рассказ у знакомых

Я переживаю теперь ужасное время. Дорогой мой, клянусь, мне не себя жаль, нет! Мне жаль жены и детей.

чехов рассказ у знакомых

Если бы не дети и не жена, то я давно бы уже покончил с .